О страх! о ужас! гром! ты дернул за штаны (Михаил Ломоносов)

Я знак бессмертия себе воздвигнул Превыше пирамид и крепче меди, Что бурный аквилон сотреть не может, Ни множество веков, ни едка древность. Не вовсе я умру; но смерть оставит Велику часть мою, как жизнь скончаю. Я буду возрастать повсюду славой, Пока великий Рим владеет светом. Где быстрыми шумит струями Авфид, Где Давнус царствовал в простом народе, Отечество мое молчать не будет, Что мне беззнатный род препятством не был, Чтоб внесть в Италию стихи эольски И первому звенеть Алцейской лирой. Взгордися праведной заслугой, муза, И увенчай главу дельфийским лавром. Препровождаешь жизнь меж мягкою травою И наслаждаешься медвяною росою. Хотя у многих ты в глазах презренна тварь, Но в самой истине ты перед нами царь; Ты ангел во плоти, иль, лучше, ты бесплотен! Ты скачешь и поешь, свободен, беззаботен, Что видишь, всё твое; везде в своем дому, Не просишь ни о чем, не должен никому.

михайло ломоносов - о страх о ужас гром

Ученик , закрыт 4 года назад О злая Смерть, ты всюду сеешь страх, Твой след-одни могилы и моления. И что ж, душа отправлена во прах А я безмолвная добыча тления? Что стонов хор для мира суеты Ты одиноким весь свой век прожил И камень твой был тяжелей плиты Что на твою могилу кто то положил..

стихотворение Михаил Ломоносов: О страх! о ужас! гром! ты дернул за.

Неправо о вещах те думают, Шувалов, Которые Стекло чтут ниже Минералов, Приманчивым лучем блистающих в глаза: Не меньше польза в нем, не меньше в нем краса. Нередко я для той с

О СТРАХ! О УЖАС! ГРОМ! ТЫ ДЕРНУЛ ЗА ШТАНЫ...

Ломоносов, когда попы хотели призвать его к ответу на Синоде, писал: Ты видишь, он зато свирепствует и злится, Дырявой красной нос, халдейска печь, дымится, Огнем и жупелом исполнены усы, О как бы хорошо коптить в них колбасы! Козлята малые родятся с бородами: Коль много почтены они перед попами! О польза, я одной из сих пустых бород Недавно удобрял бесплодный огород.

Уже и прочие того ж себе желают И принести плоды обильны обещают.

«О страх! о ужас! гром! ты дернул за штаны» О страх! о ужас! гром! ты дернул за штаны, Которы подортом висят у сатаны. Ты видишь, он зато.

Тень на каминной трубе В ту ночь, когда я явился в заброшенный особняк на вершине Темпест-Маунтин [1] в поисках Затаившегося страха, воздух сотрясался от бушующей в окрестностях грозы. Я прибыл туда не один: Со мной были двое лкди надежные и сильные, за чьей помощью я уже обращался в свое время. С тех пор они постоянно сопровождали меня во всех опасных экспедициях, ибо как нельзя лучше подходили для этого.

Мы покинули деревню без лишнего шума, опасаясь репортеров, которые не спешили разъезжаться по домам, хотя миновал уже месяц с того дня, когда кошмарные деяния смерти повергли местных жителей в состояние невероятной паники. Позже у меня возникла мысль, что эти репортеры могли бы оказать мне помощь, но в тот момент я и слышать о них не хотел. Ни на секунду не допускал я даже мысли о том, чтобы взять их с собой в качестве помощников. Ведь по ходу поисков я рано или поздно выдал бы им свою тайну, которую никому не решался доверить из страха, что мир сочтет меня безумцем или свихнется сам.

И даже сейчас, осмеливаясь рассказывать обо всем происшедшем и надеясь, что мои мучительные размышления еще не сделали меня маньяком, я жалею о том, что тайна раскрыта.

О страх! о ужас! гром! ты дернул за штаны, Которы

Яшин Александр Истинным назначением литературы считается преодоление разделительной грани между разумом и чувствами человека. Предназначение поэзии, в свою очередь, кроется в фундаментальном концепте возвращения истинного, непосредственного восприятия мира. Ценность стихов, в конечном счете, состоит в отражении характерных переживаний читателя и образа самого поэта с его непростым внутренним миром.

Следовательно, весь рифмованный мир необычайно разнообразен и многогранен. В течение нескольких тысячелетий стихи, как удивительное пространство ярких образов и рифм, сопутствуют жизни человека.

ГРОМ - грохот и треск, сопровождающий молнию во время грозы. .."об очень опасном, наводящем ужас, внушающем сильный страх".

Ты видишь, он зато свирепствует и злится,Дырявой красной нос, халдейска печь, дымится,Огнем и жупелом исполнены усы,О как бы хорошо коптить в них колбасы! Козлята малые родятся с бородами: Коль много почтены они перед попами! О польза, я одной из сих пустых бородНедавно удобрял бесплодный огород. Уже и прочие того ж себе желаютИ принести плоды обильны обещают.

Чего не можно ждать от толь мохнатых лиц,Где в тучной бороде премножество площиц? Сидят и меж собой, как люди, рассуждают,Других с площицами бород не признаваютИ проклинают всех, кто молвит про козлов: Возможно ль быть у них толь много волосов? Большая серия, 3-е изд.

Избранные произведения

Ломоносов выступает с позиций естествоиспытателя, нигде и никогда не отрицая бытия Божия. При жизни учёного стихотворение не публиковалось, распространялось в списках; местонахождение подлинника неизвестно. Предположения относительно раскольников в виде центрального объекта сатиры, несмотря на имеющиеся косвенные основания к тому, давно признаны несостоятельными — об этом говорит и тот факт, что сатира эта затронула именно высшее духовенство см.

Уже после обращения синода, воспользовавшись возможностью уязвить М. Ломоносова, по тому же поводу с особой яростью обрушился на него гуманитарий В.

Гроза разражается здесь в «светлом мире»: гром грохочет «в небе голубом» , что-либо опасное, наводящее страх, ужас, угрожающее чему-либо.

Простые объяснения не работали. Стала искать что-то по поводу работы с этими страхами, всё без результатно. Тогда пришлось написать легенду самой. Первым моим слушателем стала девочка девяти лет, которая обладает помимо прочих именно этим страхом. Прослушав её, она пришла к выводу, что когда сидишь дома, то вовсе и нечего бояться. Даже немного жаль Молнию и гром В тридевятом царстве, в тридевятом государстве за дальними морями, за высокими горами, за топкими болотами и глухими лесами жили — были царь с царицей, звали их День и Ночь.

И родились у них сынок и доченька.

Михаил Ломоносов

Стихия природы вызывает самую разнообразную гамму чувств, но она может иметь существенные индивидуальные различия. У кого-то гроза вызывает искренний восторг, кто-то всего лишь беспокоится, что пойдет дождь, и придется отложить некоторые дела, или перенести пикник на более подходящий день. Но есть немало людей, которые по-настоящему боятся грозы.

Гром прославляет Его хвалой, а также ангелы от страха перед Ним. Он мечет молнии Он приводит рабов в ужас, однако он покорен своему Господу и.

Ты видишь, он зато свирепствует и злится, Дырявой красной нос, халдейска печь, дымится, Огнем и жупелом исполнены усы, О как бы хорошо коптить в них колбасы! Козлята малые родятся с бородами: Коль много почтены они перед попами! О польза, я одной из сих пустых бород Недавно удобрял бесплодный огород. Уже и прочие того ж себе желают И принести плоды обильны обещают. Чего не можно ждать от толь мохнатых лиц, Где в тучной бороде премножество площиц?

Сидят и меж собой, как люди, рассуждают, Других с площицами бород не признавают И проклинают всех, кто молвит про козлов: Возможно ль быть у них толь много волосов?

Избранные произведения (2)

Внимая нечто, ключ молчит, Которой завсегда журчит И с шумом вниз с холмов стремится. Лавровы вьются там венцы, Там слух спешит во все концы; Далече дым в полях курится. Не Пинд ли под ногами зрю? Я слышу чистых сестр музЫку! Пермесским жаром я горю, Теку поспешно к оных лику. Врачебной дали мне воды:

Ребенок, испытавший ужас в попытке преодолеть свой страх, вряд ли каких-то природных явлений (гром, молния), то можно устроить.

Литературные труды Ломоносова в области переводной литературы В борьбе с мракобесами и гонителями науки Ломоносов использовал в некоторых случаях шутку и даже сатиру. Автор приводит стихотворную притчу, содержащую в себе остроумную защиту гелиоцентрической системы Коперника. Как-то на пиру заспорили между собой Коперник и Птолемей. Спор между ними решает повар, здравый ум которого сразу же уловил правоту Коперника: Он дал такой ответ: Что в том Коперник прав, Я правду докажу, Кто видел простака из поваров такова, Который бы вертел очаг кругом жаркова?

Синод категорически запретил печатать эту книгу. В правление Петра духовенство получило официальное разрешение на беспошлинное ношение бороды. Однако главным объектом сатиры Ломоносова были все-таки не раскольники, а представители официальной церкви и прежде всего ее иерархи. Жанр гимна, панегирика, избранный Ломоносовым, усиливает сатирическое звучание произведения.

О напе-чатании такого памфлета не могло быть и речи. Сохранилось около десятка рукописных сборников с его текстом. Святейший Синод обратился с жалобой на Ломоносова к императрице Елизавете Петровне. Поэт был вызван в синод.

СТРАХ И УЖАС! 5 ВИДЕО С ПАРАНОРМАЛЬНЫМИ ЯВЛЕНИЯМИ (Не для слабонервных)